Какие импортные продукты оказались в зоне риска из-за санкций

Импортные продукты не исчезнут с российских прилавков — максимум заменятся поставками из других стран, считают эксперты. Прямой импорт продовольствия, которое мы не можем вырастить сами (кофе, чай, какао, цитрусовые), завязан в основном на странах, которые не объявляли России санкций.

Не прекратились пока и поставки тех товаров, которые едут к нам из Европы (например, рыба или алкоголь). Но из-за ослабления рубля, санкций, сложностей в логистике импортерам приходится экстренно перестраивать работу. Какое-то время рынок будет неизбежно штормить.

На данный момент импорт какого-либо продовольствия не останавливался. В санкционные списки товаров продукты не входят. Поставки продолжаются. Например, мясо находится в пути к нам в достаточном количестве, рассказал руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Речь идет прежде всего о говядине. Своей свинины и мяса птицы в стране достаточно, а своей говядины пока не хватает. Кроме того, для стабилизации цен правительство до конца этого года обнулило пошлины на импорт 200 тысяч тонн говядины и 100 тысяч тонн свинины.

Льготный импорт стимулировал ввоз мяса, поясняет эксперт.

Не закрыт импорт рыбной продукции, платежи проходят, рассказали в Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка. В наибольшей зоне риска, пожалуй, только импорт с Фарерских островов, которые поставляют нам 40-50% от всего импорта селедки и скумбрии.

Политических рисков в поставках сырья для производства кофе и чая нет, утверждает генеральный директор ассоциации «Росчайкофе» Рамаз Чантурия. Основные поставщики кофе — Бразилия, Вьетнам, Колумбия, чая — Индия, Шри-Ланка, Вьетнам, Китай. Эти страны не вводили против России санкции.

Но сейчас импортеры несут экономические риски, связанные с ослаблением рубля и логистическими сложностями. Они характерны практически для всех товаров. Компании пытаются повысить отпускные цены на свои товары для розницы, чтобы не остаться без оборотных средств, иначе из-за курса валют они будут вынуждены снизить объем следующей закупки. В свою очередь, торговые сети стараются не повышать конечную стоимость товара, говорит Чантурия. Вторая проблема — теперь поставщики просят полной предоплаты товара, говорит Чантурия.

О том же говорит Сергей Юшин. Сейчас продукция, которая идет по воде, оплачена частично (20-30%). Остальное мы должны заплатить, когда товар будет уже приближаться к российским портам. «И сейчас импортеры не знают, по какому курсу они купят доллар, чтобы оплатить оставшуюся часть контракта», — поясняет эксперт. Если доллар подскочит, то часть импортеров может отказаться от товара, потеряв предоплату, потому что его ввоз в Россию по другой цене может принести еще большие убытки. Скорее всего, компаниям придется переходить на 100% предоплату товара. Потому что экспортер не будет уверен в том, что постоплата пройдет, считает Юшин.

Российские импортеры сталкиваются с требованием предоплаты до начала любых отгрузок и невозможностью проведения платежей через российские банки, подтверждает генеральный директор Ягодного союза Ирина Козий.

«Но все это не смертельно. Надо сейчас перестоять эту сложную ситуацию и найти баланс», — считает Чантурия.

Впрочем, в минсельхозе неоднократно отмечали, что Россия полностью обеспечивает себя основными видами продовольствия — зерном, хлебом, мясной и рыбной продукцией, сахаром, растительным маслом и другими ключевыми продуктами. Потребность в импортных товарах незначительна и в основном приходится на продукцию, которую не производят в нашей стране в силу климатических условий. Внутренний рынок защищен, а риски для продовольственной безопасности исключены.

Из базового продовольствия, пожалуй, самая непростая ситуация складывается по фруктам — в России производится лишь чуть более 40% фруктов от потребности. Так, в 2021 году рекордный урожай фруктов в России составил около 1,5 млн тонн, а объем импорта только свежих фруктов (без учета орехов, сухофруктов и прочей продукции переработки плодов) достиг 5,45 млн тонн, говорит Ирина Козий. А пригодных для реализации в свежем виде российских фруктов на рынке всего около 15%, так как около 40% выращенных яблок, а также часть косточковых, ягод и т.д. обычно направляется на переработку, оценивает эксперт. А чтобы посадить новый сад, вырастить деревья и начать собирать урожаи коммерческого объема, требуется не менее 4-5 лет. По той же причине не смогут компенсировать возможную просадку импорта поставки из стран СНГ — сейчас у них нет нужного объема фруктов.

Дополнительную сложность представляет тот факт, что российский сезон сбора урожая завершился более четырех месяцев назад, а до начала нового урожая нужно ждать еще не меньше четырех месяцев. Сейчас только часть хозяйств с наиболее оснащенными хранилищами имеют на своих складах пригодную для реализации продукцию. Все остальные продали свой урожай раньше и предполагалось, что конец сезона будет преимущественно обеспечен импортной продукцией. Таким образом запасы фруктов на складах меньше, чем обычно. Тем не менее, по оценке Ирины Козий, и здесь есть возможности увеличения поставок из тех стран, которые не поддерживают санкции против России, — например, Турции.

Источник: Российская Газета
Фото: Александр Корольков


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©