«Мы восемь лет не видели мира»

беженцы из ДНР рассказали, что им пришлось пережить и как их встретили в Ремонтненском районе

В минувший воскресный день наши корреспонденты побывали в пункте временного размещения украинских беженцев. В Ремонтненском районе ПВР расположился в селе Подгорном на базе врачебной амбулатории. Здесь нашли приют 12 жителей ДНР – семеро взрослых и пятеро детей.

Ко времени, когда мы приехали, а это было 10 часов утра, успели застать не всех – одни уже ушли в православную церковь, расположенную в селе, другие – в местный магазин, купить что-то нужное по мелочам.

В просторной столовой три женщины сидели у телевизора, где шли новости о событиях на Украине.

— Вот, сейчас показывают самый центр Донецка,- узнали они в разрушенных зданиях улицы родного города.

Мы знакомимся с женщинами и начинаем этот нелегкий разговор. Они спокойно, без надрыва, рассказывают, какая обстановка была, что заставила их бросить родной очаг и 16 с половиной часов ехать на маленьком автобусе в неизвестность.

— Все восемь лет были обстрелы. Но сначала это было вокруг, на окраинах Донецка, а перед тем, как уехать, стали бить по самому центру города,- рассказывает Нелли Григорьевна.

Женщина в возрасте с двумя высшими образованиями, руководившая в свое время городским Дворцом культуры, признается: «Не думала, что на старости лет попаду в такой котел…».

— Стрельба была, страшно было,- словно продолжает рассказ своей соотечественницы Татьяна Максимовна,- по всем каналам СМИ к жителям обратился наш глава республики Денис Пушилин с объявлением о массовой эвакуации. Была угроза прорыва в город сил ВСУ. У нас, в Ленинском районе, хорошо была организована эвакуация.

— Восемь пунктов эвакуации было в городе,- уточняет Нелли Григорьевна,- автобусы шли через каждый час.

— Нас вывезли, чтобы минимизировать жертвы. Сначала детей отправляли, потом женщин, стариков,- продолжает Татьяна Максимовна.

В ее жизни восемь лет назад случилась непоправимая трагедия. В 2014 году сын, воевавший в отряде под командованием полковника армии ДНР Гиви, погиб в бою за стратегический объект – аэропорт Донецка. Родных у женщины больше не осталось.

— В 2014 году, когда на майдане подпрыгивали и кричали «москаляку на гиляку», мы на своих площадях скандировали «Россия»,- вспоминает она то время.

Еще одна наша собеседница Елена Вячеславовна. Она из Горловки. В эвакуацию приехала с дочерью, двумя внучками и самым маленьким в этом «отряде» мальчиком с православным крестиком на шее – внуком, которому год и три месяца.

— Муж и сын остались на Донбассе. Сын уже восемь лет в ополчении, — рассказывает она,- мы сначала поехали в Снежное. Там  с прошлой эвакуации остались знакомые ребята. Думали в Снежном будет безопасно. Приехали, а там уже эвакуируют людей. Нам здесь хорошо, спокойно, а душа болит, как там наши…

Оттого телевизор с новостными программами работает здесь без пауз. Ловят каждую сводку, каждую новость. Стараются выйти на связь с родными. Не всегда это удается.

Нелли Григорьевна, как ни пыталась, не дозванивается до внука, а еще тревожится за собачку, которая осталась в квартире и неизвестно, что с ней.

Большая радость, когда слышат родной голос, беспокоятся, как там в городе.

— В нашем доме сейчас отопления нет, воды нет в городе, — тревожится Тамара Дмитриевна,  присоедившаяся к разговору.

В Подгорное Тамара Дмитриевна приехала вместе с подругой.

— Она ко мне приехала ночевать в ночь перед эвакуацией,- рассказывает женщина,- у нее дом в очень опасной зоне, она в нем уже и не жила, а снимала квартиру, но и там стало тяжело. Мы решили, что вдвоем будет легче. Бесконечные взрывы всю ночь слышались. Наутро мы, узнав обстановку, эвакуировались.

Вот так, сев 18 февраля в начале десятого утра в Донецке на автобус, пройдя границу, в два часа ночи, 19 февраля, они оказались на краю земли ростовской – в нашем восточном районе региона, первым принявшим людей, оказавшихся в беде.

— Нас сразу, глубокой ночью, накормили горячей пищей, которую приготовили в здешней колхозной столовой, расселили по комнатам,- отмечает Татьяна Максимовна.

— Нас медики обследовали, лекарства привезли. У меня заболевание, которое требует особых препаратов, так мне их на следующие сутки доставили. Мы удивились местным жителям — они к нам так добры, сочувствуют и стараются помочь, — говорит Нелли Григорьевна.

Как только выяснилось, что среди беженцев маленький ребенок, подгорненцы в своем чате бросили клич в поисках коляски. И так необходимый для малыша транспорт в этот же день был найден. Жители села собрали вещи для людей, у которых в спешке не было возможности взять все нужное. Да и загружать автобус вещами вряд ли в тот момент было целесообразно.

Для приехавших в далекий край родителей ценно, что дети и, надо отметить, с большой радостью вскоре сели за парты. Сразу три пятиклассника прибавилось в местной школе, где их приняли хорошо. Одна девочка с восторгом ходит в детский сад, где обрела уже много подружек.

Глава местной поселенческой администрации Лариса Валентиновна Горбатенко, представившая нас в начале встречи и деликатно удалившаяся, когда мы стали беседовать, рассказала о новой партии гуманитарной помощи, которая подойдет в понедельник. В ней в основном продукты питания.

— Вы нас так раскормите, а силы куда девать?- шутливо отзывается Тамара Дмитриевна.

Лариса Валентиновна так же с улыбкой обещает с приходом тепла всем желающим выдать инструменты для занятий на прилегающей территории.

Наш разговор заканчивается, мы взаимно желаем друг другу всего доброго, и слышим слова благодарности в адрес всех, кто организовал прием беженцев в нашем районе, а еще признание, как же хочется домой…


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©