Ставим точку в споре?

В № 52 от 24 декабря 2020 г. в нашей газете был опубликован материал «В 1942 году фашисты убили в Ремонтном Елену Ширман». Редакция попросила откликнуться тех, кто хоть как-то может пролить свет на трагическую историю, случившуюся в наших краях во время оккупации.
Сегодня мы публикуем статью поисковика Анатолия Бочарова

Ознакомился в мировой паутине с информацией о Е.М. Ширман и количество вопросов увеличилось. Всё дело в том, что ни в одной статье нет ссылок на архивные документы и изложение идёт в форме предположений. Версий по месту гибели поэтессы три — Ростов, станица Будённовская и станица Ремонтная. Могу лишь утверждать с большой долей вероятности, что Елена Ширман не могла погибнуть в нашем селе. По крайней мере, информацию о ней не встречал в изученных архивных документах, а перелистаны мною все дела фондов райисполкома, райкома партии, райкома комсомола.

О Дусе Кучеренко имеются сведения в партийных и комсомольских документах, статьи в газете «Путь Сталина», а о Е. Ширман ни строчки. Принимаем во внимание – поэтесса, писательница, работник редакции газеты, а посему, в обязательном порядке, по прибытию в село Ремонтное должна была, как минимум, посетить редакцию районной газеты и райком партии. И к тому же, в одной из публикаций утверждается, что она с родителями поселилась в пристройке к зданию редакции районной газеты. Далее сообщается, что немцы зашли в село ночью, что точно не касается нашего села, так как оборонявшиеся подразделения оставили село в 11 часов дня.

По другим сведениям, она выехала в командировку вместе с выездной редакцией газеты «Молот». Сразу вопрос – какой интерес для редакции её пославшей, мог в тот период времени представлять наш населённый пункт? И опять возвращаемся к тому, что обязаны были зарегистрироваться в редакции районной газеты, в райкоме партии. Но ни тактического, ни стратегического значения наш район не имел. Другая статья сообщает, что она эвакуировалась с родителями. Одно дело, когда в наш район эвакуировались в 1941 году жители западных областей, и другое дело июль-август (такое разночтение в публикациях о Ширман) 1942 года, когда гитлеровские войска «наступают на пятки». Каким транспортом и в какую сторону убегать от ужасов гитлеризма? Наиболее приемлемый путь – по железной дороге за Волгу, — Ростов-Сталинград-Саратов. Маршрут пролегает через станцию Ремонтную. И тут ещё один маленький фактик, опять же из информации инетовской. Газета «Комсомольская правда» сообщает, что через некоторое время после публикации в 1965 году о поэтессе Ширман, к ним в редакцию принес тетрадь с её стихами некий К., бывший во время оккупации сотрудником комендатуры в «посёлке Ремонтное». Кто из нас называет наше село посёлком??? Более логично:  «посёлок при станции Ремонтная».  Да и поедет ли крестьянин на волах до станции Зимовники, а затем поездом в Москву? Наиболее убедительно было бы утверждать, что передали тетрадь в редакцию районной газеты, но такой факт (а год 1965!) не подтверждается газетой «Рассвет». Можно лишь предположить, что житель посёлка при станции Ремонтная, работавший в поездной бригаде маршрута Ростов-Москва, принёс тетрадь в редакцию «Комсомолки». Но и сей факт считаю мало правдоподобным.

Существует версия, что выездная бригада редакции газеты «Молот» не доехала до станицы Будённовская и всех среди ночи высадили среди чистого поля и всем пришлось пешком добираться до станицы. Н.В. Бакулина, работавшая с Е. Ширман в одном издательстве, в статье, опубликованной в «Донском временнике», утверждает, что поэтессу расстреляли именно в станице Будённовской. Кандидат исторических наук Н.В. Бакулина пишет: «Много лет спустя Будённовскую посетили студенты из Подмосковья, добровольцы музея «Строка, оборванная пулей». Они установили табличку на доме, где провела последние дни своей жизни Елена.»

Ставим точку в споре?

Р.S. Так точку или все же знак вопроса следует поставить в этой трагической истории? Когда материал А.Бочарова был подготовлен к печати, в редакцию позвонил житель Ремонтного Владимир Семенович Бойко. Он рассказал, что его уже покойный друг Иван Михайлович Клочко, когда был жив, вспоминал: в августе 1942-го у них за огородами (семья жила на окраине улицы Октябрьской) в дерезе скрывалась молодая еврейская женщина. И Иван, который на тот момент был подростком, стараясь быть незамеченным, три дня носил еду и подкармливал женщину. А когда пришел на четвертый, там уже никого не было.

Скорее всего, этот эпизод оккупации района не имеет отношения к Елене Ширман, но полностью игнорировать его не стоит. Хотя бы потому, что сегодня у нас остается все меньше свидетельств очевидцев той суровой поры. И каждое из них имеет собственную ценность.

Между тем, продолжая работу по установлению фактов, редакция газеты совместно с А.Н. Бочаровым, каждый по своим каналам, направили запросы в редакцию газеты Сальского района и в архивы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©